Вводить чрезмерные ограничения на ввоз краткосрочной иностранной рабочей силы нецелесообразно

Ограничения импорта в длительной ретроспективе снизились

Несмотря на то, что протекционизм в мире в последнее время вновь набирает силу, в долгосрочной ретроспективе таможенные барьеры в торговле существенно снизились. Средневзвешенный таможенный тариф в Европейском союзе на импорт из третьих стран составляет всего 3% (при обычном среднем показателе 5%). Ясно, что картина импортных барьеров на товары и услуги сильно различается. Кроме того, существенная доля импорта из третьих стран вообще не облагается таможенными сборами.

Дорогая рабочая сила оказывает воздействие на инвестиционные решения предприятий

Как импортируемые для производства товары или услуги, так и рабочая сила относятся к производственным издержкам, причём затраты на рабочую силу составляют в общих издержках существенную долю. В Эстонии эта доля составляет примерно 13% общих затрат предприятия, и значительно превышает половину их добавленной стоимости. Быстрый рост зарплат значительно увеличил расходы предприятий на рабочую силу. За пять лет средняя зарплата в Эстонии увеличилась в общей сложности на 39%, а расходы предприятий на рабсилу – на 47%. Быстрый рост зарплат оказался возможен благодаря высокому спросу последних лет, но ещё большую роль сыграл дефицит рабочей силы. Правда, в промышленности и строительстве пик дефицита рабочей силы уже пройден, но в секторе услуг (где и требуется в целом больше работников), эта проблема ещё не решена.

Ясно, что быстрый рост зарплат по душе работникам. Это повышает покупательную способность и спрос на внутреннем рынке. В то же время, чем дороже рабочая сила по отношению к обороту или добавленной стоимости, тем сильнее это отражается на рентабельности предприятия. Совокупная прибыль предприятий за последний текущий год по предварительным  расчётам ниже, чем, например, в 2006-2007, а также 2012-2013 годах. За этим стоит, конечно же, не только дорогая рабочая сила. Слишком высокие расходы на рабочую силу могут нанести предприятию серьёзный удар в случае экономического шока: при падении оборота может понадобиться серьёзное снижение расходов на рабочую силу, то есть придётся уменьшить число работников и/или уровень зарплаты.

Дорогая рабочая сила вынуждает предприятия больше инвестировать в машины и оборудование, а также в новые технологические решения, повышающие производительность. Это в свою очередь увеличивает потребность в работниках более высокой квалификации, которых в Эстонии не хватает. Одновременно чрезмерно быстро дорожающая рабсила ограничивает инвестиционные возможности предприятий, а это может понизить их конкурентоспособность и, как результат, замедлить экономический рост.

Требование, действующее относительно средней зарплаты иностранца, сравнимо с барьером, установленным для импорта

Иностранная рабочая сила уменьшила дефицит рабочих рук и снизила напряжённость на рынке труда Эстонии. В прошлом году было зарегистрировано примерно 21 700 иностранцев с краткосрочным разрешением на работу и временным видом на жительство. По данным Министерства внутренних дел, к середине июля для краткосрочной работы в Эстонии было зарегистрировано уже 19 000 иностранцев, 79% из которых – граждане Украины.

Как известно, в соответствии с Законом об иностранцах, работодатель обязан платить приезжающим на краткосрочную работу людям из третьих стран как минимум среднюю по Эстонии зарплату (1310 евро), а ведущим специалистам –  двукратную брутто-зарплату. Если в Эстонии, например, украинцу следует платить минимум 1310 евро в месяц, то на родине его ждёт зарплата в 360 евро. Таким образом, разница получается в 3,6 раза или примерно на 260%. Мы не знаем точно, начиная с какой зарплаты работа в Эстонии становится для иностранца достаточно привлекательной. Наверняка цифры различаются по странам и видам деятельности, но вряд ли в Эстонию случился бы наплыв желающих работать за нашу минимальную зарплату. С одной стороны, понятно, что требование средней по Эстонии зарплаты вызвано желанием привлечь сюда больше квалифицированной рабочей силы. Однако с какого-то уровня это требование можно рассматривать как барьер на пути импорта рабочей силы из-за рубежа. Это является своеобразной дополнительной платой, которую эстонский предприниматель должен платить за столь важную составляющую производства.

Более половины работников, прибывающих из третьих стран, заняты в строительстве и в обрабатывающей промышленности, где зарплаты близки к средней по Эстонии (или даже ниже) и около трети вакансий находятся в Харьюмаа, то есть в единственном уезде, где средняя заплата выше, чем средняя по Эстонии. Требование платить одинаковую, среднюю (или двойную среднюю) по Эстонии зарплату хоть и упрощает работу с зарубежной рабсилой, однако одновременно искусственно увеличивает расходы предприятий на рабочую силу для многих сфер деятельности и для большинства уездов, а  в худшем случае излишне понижает их конкурентоспособность.

Зарубежная рабочая сила снижает напряжённость на рынке труда Эстонии

Эстония нуждается в ведущих специалистах и в высококвалифицированной рабочей силе, но не только в них. В этом году иностранцы, зарегистрированные с целью краткосрочной работы и имеющие временный вид на жительство, составят оценочно почти 5% от занятых резидентов Эстонии. По меньшей мере, сейчас это не оказывает серьёзного системного влияния на уровень зарплат в Эстонии. Приезжающие из третьих стран в Эстонию временные работники хоть и помогают снизить напряжение на рынке труда, но обуздать наш бурный рост зарплат это пока не позволяет.